Социальные сети:

Контактный телефон:

+7(800)250-71-31

Электронная почта:

pvs.krasnoyarsk@gmail.com

КОРОВА-КОРМИЛИЦА СТАЛА ПОМЕХОЙ

06.09.2016

КОРОВА-КОРМИЛИЦА СТАЛА ПОМЕХОЙ

В Нижнеингашском районе на протяжении многих лет душат-убивают сельское хозяйство.Жители села Кучерово - потомственные животноводы и земледельцы стараются не поддаваться. Им нужна защита на уровне краевого законодательного собрания. Такую защиту могут дать только депутаты от партии "Возрождение села". Читайте репортаж газеты "Красноярский рабочий" от 4 сентября 2016.


Есть в Нижнеингашском районе село Кучерово. В советские времена здесь располагалась центральная усадьба богатого колхоза «Партизан», в который входили и соседние деревни Ошарово, Зубенкино и Александровка. 

Жили колхозник крепко, держали на общественном подворье много скота, на многочисленных полях, освоенных среди тайги, сеяли и убирали жито. А потом грянула перестройка. Ни с того, ни с чего решили колхозники хозяйствовать обособленно друг от друга. В 1992 году в Кучерове остался колхоз «Партизан», в Александровке организовали «Победу». 

Прошло совсем немного времени, и стали происходить странные вещи: бывшие колхозники вроде бы хуже работать не стали, а в акционерном обществе, как по новым веяниям стали называть бывший колхоз, дела стали идти всё хуже и хуже. Переименовали его в СПК, но жизнь так и не наладилась.

-- Я принял хозяйство в 1992 году, -- вспоминает бывший председатель СПК «Партизан» Павел Владимирович Гой. -- К тому времени у нас на ферме были 403 дойных коровы и почти столько же молодняка КРС. Пахали в ту пору около полутора тысяч гектаров. Время, сами знаете, какое было сложное. Отправляли молоко на Нижнеингашский молзавод, а партнёры и не думали рассчитываться. Перестроились на Филимоновский молочно-консервный комбинат -- точно такая же картина. А жить надо, запчасти и горючее покупать, зарплату людям платить. 

Что оставалось делать председателю? Правильно -- дал команду зарезать пару-другую коров. На вырученные деньги продолжали существовать.

-- Если бы меня в 2009 году не освободили по решению суда от должности за систематическую невыплату заработной платы, я бы весь скот вырезал, -- откровенно признался Павел Владимирович. -- А так осталась на ферме ещё сотня коров. Чтобы выжить, мы пошли на банкротство СПК, организовав новое хозяйство «Нива», но даже с чистого листа не смогли подняться с колен. Впрочем, у нас хоть сотня коров сохранилась, да в ООО «Сокол» с полсотни, наверное, наберётся, а остальные хозяйства района вырезали бурёнок под ноль.

-- Не сотня, а 70 дойных коров и один телёнок, -- поправила бывшего коллегу нынешний директор ООО «Нива» Нина Семёновна Дятко. -- А подготовленной к севу земли осталось всего 300 гектаров. В общем, был в хозяйстве такой бардак, что, если бы я знала всю глубину кучеровских проблем, ни за что бы не согласилась на уговоры бывших колхозников возглавить хозяйство. Я к тому времени сама была не удел. 

Влезшие в «Победу» инвесторы из Нижнего Ингаша вскоре так поставили дело, что Дятко была вынуждена отдать им бразды правления. Вроде бы добровольно, но пришельцы уволили её за несуществующие прогулы. Пришлось потратить немало времени, чтобы через суд восстановить справедливость. 

-- Сколько я тогда перетерпела, знают только мой муж и дети, -- говорит Нина Семёновна. -- Даже себе зарок дала больше не ходить в руководители сельскохозяйственного предприятия. Но в 2009 году на пороге дома появились ходоки из Кучерова: мол, без вас хозяйству гибель, приезжайте к нам председателем. Муж уговаривал не поддаваться на слёзы соседей, я раз отказалась, второй, а на третий раз согласилась.

Три года сообща поднимали «Ниву» из руин. Сделать это было, ох, как не просто. Выяснилось, что за животноводческие помещения отвечает внешний управляющий, а принадлежат они «Партизану». В хозяйстве остались сушилка, несколько комбайнов и тракторов и немного земли. Пришлось базы выкупать. Директор говорит спасибо Сергею Дмитриеву, что он по-человечески откликнулся на её просьбу.  

Шаг за шагом стали поправлять дела. Заплатили долги -- пять миллионов рублей, в том числе двести тысяч -- зарплатных. Поначалу на Дятко дело хотели завести за неуплату налогов, а потом разобрались и больше не трогали. 

-- Буквально чудом выкарабкались мы из долговой ямы, по-минимуму восстановили производство, -- рассказывает Нина Семёновна. -- Произошло это, наверное, только благодаря бескорыстной работе колхозников, их беспредельному терпению. На первое января нынешнего года у нас было уже 113 дойных коров и 700 гектаров пашни. Добиться большего мне и коллективу не удалось. 

Чтобы расширить, к примеру, посевной клин зерновых, нужна новая техника, а в хозяйстве нет денег на её покупку. Поэтому обходятся четырьмя старенькими «Енисеями» и их ровесниками-тракторами. Правда, пять лет назад купили МТЗ-1221, на который не нарадуются. Такая же картина в животноводстве. Одна ферма завалилась ещё при предшественнике, вторая тоже требует капитального ремонта. И опять вопрос -- где взять деньги? 

За молоко переработчики платят 17 рублей за литр, дотации от государства мизерные. Можно было бы купить различные витаминно-биологические добавки, чтобы поднять качество кормов и, соответственно, резко повысить продуктивность стада, но на них край средств тоже не даёт. В общем, куда ни кинь, всюду клин.

Куда только ни обращалась директор за помощью: к районным властям, в министерство сельского хозяйства края. «Ниву» упорно вычёркивают из любых инвестиционных проектов. Начинает Нина Семёновна спрашивать, почему? Ответ один: «Переоформляйтесь в крестьянско-фермерское хозяйство». А в Кучерове не хотят работать на особинку, привыкли всё делать сообща. 

Вот и получается, что начинающим фермерам, которые ещё, как говорится, не у шубы рукав, дают на развитие хозяйства по три миллиона рублей, а таким, как «Нива», ничего. А ведь здесь заняты 35 жителей Кучерова, в общем предприятие кормит сотню человек. Власть предержащие вычеркнули хозяйство из списка живущих на земле. Разве не обидно за такое отношение к крестьянину?

-- Помыкалась я, помыкалась по чиновничьим кабинетам и поняла, что жить нашему хозяйству осталось два-три года, не более, -- признается Нина Дятко. -- Это поняли и многие бывшие колхозники, которые стали поглядывать в сторону успешного ООО «Ингашское», которое расположено по дороге из Кучерова в Нижний Ингаш. Половина деревни устроились к богатому соседу, где на уборке зерновых комбайнёры получают за сезон до 240 тысяч рублей, а у нас в хозяйстве -- в разы меньше. За ними потянулись остальные. Я своих земляков не осуждаю, ведь они устали работать за гроши. 

В общем, думала директор «Нивы», думала, и когда учредитель «Ингашского» Сос Бегларян предложил стать учредителем и кучеровского хозяйства, согласилась. Но при условии, что «Нива» перейдёт к соседу на правах самостоятельного подразделения. 

Сос Азатович согласился, но директора мучают сомнения, навеянные работой в «Победе», где инвесторы также сначала обещали златые горы, а потом вышвырнули её, как ненужную вещь. Впрочем, главное, что дела в Кучерове наконец-то пошли в гору.

Надо признать, идут они вверх семимильными шагами. На месте старой фермы уже заканчивается строительство коровника и телятника, там устанавливается современное оборудование. Со дня на день в Кучерово прибудет из ирбейской Елисеевки первая партия породистых нетелей. Корма для возросшего стада уже заготовлены, находятся на фуражном дворе. Сос Азатович намерен довести дойное стадо до 500 голов. 

Разительно изменились и дела в полеводстве. Под урожай следующего года к имеющимся 700 гектарам вспахана тысяча гектаров залежной земли. И этот процесс будет продолжаться. На подтоварнике капитально отремонтировали сушилку, на зерноскладе появилась новая крыша. Заделали ямы да колдобины на асфальтированных улицах села. А главное -- люди получают хорошие деньги. 

В общем, работать стало интересно. Одно печалит: если бы хозяйство не взял богатый инвестор из Нижнего Ингаша, через несколько лет на «Ниве» можно было ставить жирный крест. И никто бы во властных кабинетах об этом не горевал. У чиновников сейчас мода помогать начинающим фермерам и крупным агрохолдингам. 

Правда, этим категориям землепользователей деревни и сёла Красноярья даром не нужны. Им земля нужна, с которой они намереваются получить прибыль. А крестьяне Кучерова, Александровки, Ошарова и других населённых пунктов Нижнеингашского района как родились на этой земле, так и будут работать на ней, пока есть силы. 

-- Нам бы чуток помочь -- мы бы весь край накормили, -- говорит Нина Сергеевна. -- А тут узнаю, что Сосу Азатовичу отказали в дотациях на закуп племенных нетелей. Так и живём...

Нижнеингашский район

Виктор РЕШЕТЕНЬ,
соб. корр. «Красноярского рабочего»

Фото автора