Социальные сети:

Контактный телефон:

+7(800)250-71-31

Электронная почта:

pvs.krasnoyarsk@gmail.com

ПОЧЕМУ Я ИДУ С «ПАРТИЕЙ ВОЗРОЖДЕНИЯ СЕЛА»

14.08.2016

ПОЧЕМУ Я ИДУ С «ПАРТИЕЙ ВОЗРОЖДЕНИЯ СЕЛА»

ОЛЕГ ПАЩЕНКО, кандидат в депутаты Законодательного Собрания Красноярского края:

– Думаете, мне не известно – кто назначен победителем предстоящих выборов? И кто соберет крошки с барского сто­ла, притворяясь «системной оп­позицией»? Прекрасно извест­но. Но какой–то есть предел, черта, за которую нельзя пере­ступать – все потеряешь, и себя в первую очередь. Помните, как в войну, когда Сталинград защищали, говорили: «За Вол­гой для нас земли нет». Сейчас тот же случай – или мы опом­нимся, остановимся, вцепимся в землю, или не будет уже дру­гой возможности, упустим все и окончательно.

Было так и в 1991 году, когда я поддержал ГКЧП. И понимал заранее, что их попытка сохра­нить страну обречена, и выгоды быть на стороне победителей рисовали мне в красках. Ничего, пережили. А потом были другие победители – ребята из коман­ды Лебедя, которые себя хозя­евами края возомнили. И тоже говорили – да никак их не побе­дить, что ты. Но тогда собрались как–то, выпрямились, и полу­чился блок «Наши», и постояли за край.

Поверьте, опыт у меня боль­шой и чутье политическое име­ется – последний наш рубеж как раз по деревне проходит, по зем­ле, по участку дачному. Просто во все времена была наша дерев­ня источником русского уклада, русского духа и русского чело­века, да и до сих пор остается. Да больше того – в странном нашем и безумном мире только там еще сохраняются и логика, и здравый смысл, и причины всегда име­ют следствия. Потому что родит земля именно то, что посадил в нее крестьянин. Без обмана, без подмены.

Был у меня знакомый, рабо­тал всю жизнь на комбайновом заводе, так у него была такая ие­рархия общества: наверху стоит земледелец, а ниже – по мере полезности этому главному че­ловеку. Комбайностроитель, по­нятно, довольно высоко стоял. Когда–то эта система казалась странной – а как же ученые, воины, поэты, наконец? Но что они – без родной земли, да без ее хранителей? И когда говорим мы о возрождении села – так это не совсем верно. Надо бы о России говорить, быть ей или не быть. Последний рубеж ближе, чем кажется.